Что движет душевнобольным?


18.11.2015 » 

Душевная ранаПричиной практически каждого психического расстройства являются утраты. И не важно, что именно человек потерял — близкого человека или связанную с лучшими своими воспоминаниями вещь — он всегда переживает это как тяжелую внутреннюю рану. Та пропасть, что образовалась в душе после травмирующего состояния, часто оказывается несовместимой с излечением. И как бы ни стягивали брешь в душе лекарствами или терапией, этого всегда оказывается недостаточно. Пациент словно чувствует застрявшую пулю внутри, а избавиться от нее нет никакой возможности, потому что события жизни заново не перепишешь.

Человека может терзать неуспокоившаяся сердечная боль, связанная с разрывом или другим шокирующим для него событием. При этом он может продолжать жить обычным образом. И внешне его душевные раны не будут заметны, потому что это не гипс или шрам на поверхности, это шрам внутри. И в периоды обострений человек начинает заново чувствовать когда-то причиненную ему боль. Чувствовать так, будто жизнь заново вонзает в него нож… В то же место. Именно поэтому неуравновешенные люди в обычном состоянии спокойны, но стоит им напомнить о его тяжелой утрате (пусть даже в шутку), как в нем загорается пламень ненависти, гнева и всего, что накопилось в его внутренней ране.

Однако не всегда причиной выхода из строя являются внешние причины. Иногда жизнь душевнобольного словно расписана по часам. Его душа живет немного своей жизнью. Как в вулкане, копятся нервные переживания и подавленные чувства, непроявленные в момент раздражения. И периодически давление в такой системе начинает зашкаливать, и человек уже не справляется с контролем над собой. То, на что раньше он никак не отреагировал бы, в моменты срыва приводит к истерикам. Одной мелочи достаточно для того, чтобы запустить процесс нервных поисков, препирательств и, наконец, неожиданных выходок с его стороны. В моменты нервозности такой человек не думает головой, им движут одни лишь эмоции. Гнев, будто ниоткуда возникший, может подтолкнуть человека разбросать вещи или разбить что-нибудь.

В некоторых случаях больной человек начинает невольно окружать себя домыслами, догадками, порой невероятными. Навязчивые мысли, будто все вокруг враги, все хотят ему зла и т.д. не оставляют больного в покое. Он начинает додумывать сам, почему за ним следят и что именно нужно. Причем не пытаться это объяснить логически, а именно додумать, довершить картину «за мной следят, и при этом ходят везде за мной». Человеку не хочется развеивать этот миф, душа просит болеть этой больной идеей дальше и дальше. Паранойя может дойти до того, что человек лишится сна (чувствуя необходимость думать о своей бредовой идее постоянно). Одной-двух бессонных ночей, при круглосуточном фантазировании по тревожным поводам, вполне достаточно для плавного перехода на следующую ступень — сумасшествие. От тревожности это состояние отличается тем, что здесь на ум начинают сами приходить «недостающие» звуки, образы и так далее. Мозг, как заведенный, подсовывает человеку все новые факты по поводу его переживаний. Человек может увидеть то, чего не было, либо услышать голоса и так далее. Но это лишь процента два от той активности, что кружится в голове. В основном человека одолевают собственные мысли и фантазии. Он уже не просто долго переживает, он начинает действовать в соответствии с ложными сигналами (галлюцинациями). Так, ему может представиться, будто он отправился в какое-то зазеркалье, и чтобы из него выбраться, человек должен совершить ряд ритуальных действий. Он сам себе придумывает задания, но ему кажется, будто все они посланы свыше. Так, сначала он сторонится всех вещей синего цвета, потом надевает оранжевый свитер (чтобы «защититься» от них), потом решает разбить кружку о зеркало («чтобы открыть выход из зазеркалья»). Чаще всего, уже на середине этого пути неадекватность человека обнаруживают и отвозят в соответствующее учреждение для лечения. Что могло бы быть дальше — и предположить сложно. Возможно, пациент стал бы биться головой о стену или разбитое зеркало. А если бы ему вздумалось прыгнуть с девятого этажа («чтобы выйти из страны грез»)? Задачи во время приступов могут быть разными, самый распространенный вариант — «вылечиться». Но дорога к излечению в тот момент, когда приступ уже в разгаре, только одна — обратиться к врачам. Почему-то сама шизофрения никогда не предлагает больным пойти этим путем. Наоборот, в видении больных врачи и препараты — самые злостные враги в их вымышленном мире. А получить излечение через побег они считают более правильным.

Верным сигналом о том, что нужно обратиться к врачу, является, как правило, одна бессонная ночь, проведенная в таких пустых и тревожных размышлениях. Если мозг не отдохнул за ночь, то в дальнейшем пациент будет себя только накручивать и накручивать. Идти в больницу нужно на ранней стадии, пока человек не начал страдать галлюцинациями и отвечать им.

Обнаружили в тексте ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter.
Теги: , ,
Добавил:
Предыдущие статьи из рубрики

Прокомментировать